Спасибо за всё!

История дружбы Америки и Златоустовского часового завода.

 

Ни для кого не секрет, что рождению множества промышленных предприятий Урала весьма способствовали иностранные специалисты и иностранные технологии. Челябинский завод дорожных машин имени Колющенко строили бельгийцы. Гигант отечественного машиностроения – челябинский тракторный завод (ЧТЗ) возводился при непосредственной помощи инженеров из Германии. А выписанные из-за океана граждане США дневали и ночевали при строительстве челябинского электрометаллургического комбината (ЧЭМК). Не обошлось без американцев и на Златоустовском часовом заводе.

 

Часовая промышленность царской России состояла из нескольких мелких мастерских и предприятий, занимавшихся сборкой часов из иностранной фурнитуры. В 1917 году власть в стране сменилась. Прежний подход к часовому делу и точной механики не устраивал коммунистов, желающих увеличить в этой сфере экономики долю отечественных предприятий. Фактически случилось то, что через 100 лет получит в России термин «импортозамещение». 21 декабря 1927 года Совет Труда и Обороны принял постановление «Об организации в СССР производства часов».

 

Выполнить его оказалось труднее, чем принять. Коллективный Запад относился к «красной России» предельно враждебно. И пожелавшее иметь собственное производство точных механизмов правительство СССР столкнулось с проблемой западной санкционной политики. Все переговоры с европейскими фирмами о продаже необходимого для выпуска часов оборудования закончились неудачей: швейцарские фирмы выставили слишком высокие цены, а германские и французские вообще отказались вести переговоры. Это был бойкот.

 

Но последовавшие события доказали - мир слишком велик, чтобы спрятать от какой-то одной страны нужные ей производственные технологии. Из США в Россию поступило предложение от двух частных часовых фирм, решивших свернуть свой бизнес и… продать его. Американцы предложили Советам приобрести у них заводы со всем производством, остатками материалов, инструментами. Один из этих заводов – «Дюбер Хемптон» - и стал основой для создания первого советского часового завода. 26 апреля 1929 года были подписаны два договора: о продаже часовой фабрики (с годовой производительностью 200-250 тысяч часов) стоимостью 325 тысяч долларов с рассрочкой на 5 лет и договор на запасные части и полуфабрикаты на сумму 135 тысяч долларов.

 

Пароход с оборудованием отправился из США в Советский Союз. Его ждали, по плану первой пятилетки необходимые для часового производства американские механизмы должны были попасть в цех специально построенного корпуса завода. Начинали с нуля, буквально, то есть с рытья котлована в центре Москвы, зато в 1930 году и фабрику возвели, и монтаж оборудования завершили (большевики умели работать!). Этот год и стал началом отечественной часовой промышленности. Официально завод тогда назывался Первый Государственный часовой завод или 1ГЧЗ.

 

22 июня 1941 года началась Великая Отечественная война и завод получил приказ о выпуске часов для самолетов и танков. В связи с переходом на производство военной продукции пришлось поменять и место дислокации, из Москвы – на Урал. Большая часть оборудования и специалистов 1ГЧЗ были эвакуированы в Златоуст Челябинской области. Так родился ЗЧЗ или Златоустовский часовой завод.

 

Но дружба с США на этом не прекращалась. Наоборот, приняла новый формат – человеческий, кадровый. Ведь в эвакуацию вместе остальными столичными часовыми мастерами в Златоуст отправился… американский слесарь 1ГЧЗ Кеннет Эдвардс. Этот парень перебрался в СССР из США ещё накануне войны. И в 41-м был переброшен вглубь страны – производить часы для авиации и танковых войск.

 

Кеннет Эдвардс стал по-настоящему легендой Златоуста. На заводе американец познакомился с будущей женой Зоей, они поженились, когда ему было 40 лет, а ей – 26. В Златоусте живет дочь Елена – известный в городе педиатр, а вот сын вернулся за океан и стал гражданином Канады. Сам Эдвардс 60 лет проработал на Златоустовском часовом, пройдя трудовой путь от слесаря до начальника цеха, уйдя на заслуженный отдых в 82 года.

 

- Времена были тяжелые, хотя жизнь была по-своему интересная, - вспоминал Кеннет Эдвардс, - я правда не понимал этого, не чувствовал по молодости этой тяжести. Конечно, поначалу скучал по солнечной Алабаме. Первое время был контакт с родителями, но с началом войны связь оборвалась. Жаль, что я не смог показать им грамоты и похвастать званием «Ударник коммунистического труда». Хочу ли я вернуться в Америку? Нет! Здесь моя семья, мой завод. У меня в Златоусте есть четырехкомнатная квартира, дача, автомобиль «Жигули»…

 

Между прочим, американец Эдвардс, работая на ЗЧЗ, внедрил 25 рационализаторских предложений, направленных на улучшение производительности труда, улучшение износостойкости инструмента и экономию цветных металлов. Инженер-технолог с американскими корнями обучил десятки рабочих, заложив высочайший уровень производственных требований к человеку. Который соблюдается на Златоустовском часовом заводе до сих пор.

 

- Высокая культура производства – это один из факторов, который позволяет нам успешно конкурировать на рынке, - говорит генеральный директор ЗЧЗ Виктор Фиронов. – А заложенная ещё американцами постоянная нацеленность на инновации поддерживает стратегический курс завода на выпуск продукции, не имеющей себе равных в мире – водолазные часы марки Zlatoust. Которые продаются и в США, так что спасибо американцам за всё.